#По_центральной_улице_Любви

Вступление к поэтическому спектаклю

Вот и этот Праздник наступил,
Дорогие зрители мои!
Всех, кто хоть когда-нибудь любил,
Я зову на улицу Любви.

Да и тех из вас, кто ждёт её,
В Будущее сердце устремив,
Тех, в ком уж сейчас она живёт,
Счастьем, нежностью заполонив.

Приглашаю вместе нам пройтись!
…Как она раздольна и пестра!
А длиною-то, пожалуй, в Жизнь!
И – на приключения щедра!

…Переулков сколько, фонарей,
Окон – искушают к ним пойти,
Сколько разных зданий и аллей
Зазывают в свой портал зайти!

Но – по знакам, вывескам пойдём
Самых искренних и тёплых слов,
На скамейке «Выбор» отдохнём –
Осознать, почувствовать Любовь.

Ею наша цель освящена –
Верного движения к себе,
Тропка здесь у каждого одна –
Собственная! – с адресом в судьбе.

Будет всё – жар солнца, ветер, дождь,
То метель, то с молнией гроза,
То простишь кого-то, то спасёшь…
Время, нравы, лица и – глаза.

В них тот Свет, что свыше Кем-то дан,
Любящий, живительный, родной…
Вечно согревающий фонтан
Самой лучшей улицы земной!

В них души проявленная Суть…
Дорогие зрители мои,
Не пора ли нам пуститься в путь
По центральной улице Любви?!

ЧТО ЕСТЬ СТИХОТВОРЕНИЕ?

Что есть стихотворение? –
                     Стихийное творение.
Всё тихо. Вдруг откуда-то – Поток!
Нежданное бурление
                     Иного Измерения,
Слова, Свет, ритмы, рифма – на листок.

Стихия первозданная,
                     живая, беспрестанная,
Пролившаяся в сердца глубину,
То буйно-окаянная,
                     то ласково-желанная,
Подобная созревшему вину.

…Стихаю для творения.
                     И вот – стихотворение! –
По буковкам затейливо журчит.
Творец шлёт Вдохновение,
                     Своё Благословение
И в безымянном авторстве –
                     молчит.

Что есть стихотворение?
                     Стихия и Творение.
И тихое моление звучит…

ЛОЗА И КОЛЫШЕК

Вырвалась зелёная лоза
К маленькому колышку опоры,
Солнышко закапало в глаза
Сквозь густые облачные шторы.

Ластилась причудливо струна,
Гибким телом к другу прижимаясь,
В звонницу хрустального вина
Силой виноградной пробиваясь.

Колышек взволнованно застыл,
С трепетом в сплетенье погружаясь,
День в лучах благословенья плыл,
А они любили, не стесняясь.

Я ОБНИМУ ТЕБЯ ПОЭЗИЕЙ

О, этих чувств изящных месиво –
Без проступающей вины!..
Я обниму тебя поэзией
Под покрывалом тишины.

Пусть в пуританстве рифм раздвинутся
Октавы строгих линий строф,
В страстях расплещутся, раскинутся
На лоно жизни – брызги слов!

Пусть вольность вольная взволнуется
Изгибами горячих строк,
Пусть в нежных ласках приголубится
К чернилам – ждущий букв листок.

Пусть в алчных ритмах вожделения
Творятся счастье и печаль,
Под пылкий шёпот вдохновения
Чудачит образами даль!

И пусть в Любви освобождается
Стихийных звуков торжество,
В созвучье красок зарождается
Стихотворенья волшебство!

Пусть дрожь и крик забытой сладости
Сольются в пенистый мотив,
И всхлипнет сердце в светлой радости,
Себя пред Богом укротив!

…О, этих грёз иль яви месиво –
В сакральном таинстве луны!
Я обниму тебя поэзией
Под покрывалом тишины…

КАК ТЫ ОТНОСИШЬСЯ КО МНЕ?

Как ты относишься ко мне?
Хоть чуточку, хоть каплю любишь?
Укроюсь в дальней стороне…
Скажи, шепни, что не забудешь!

Кем я останусь для тебя –
Мечтою? Песнею немодной?
Ты напевал её, любя…
А может – НЕТ! – вздохнёшь свободно?

Всё, что имею, отдала б
За правду тихого признанья!
Но голос твой охрип, ослаб
И замолчал в тисках дыханья.

Сжимала тёплая рука
Мою ладонь объятьем неги,
Глубокий взгляд, грусть, дрожь слегка
И… след колёс на рыхлом снеге.

Бреду одна – иль я во сне?..
Как ты относишься ко мне?

Я ВЕДЬ ДАВНО

Я ведь давно увидела тебя,
А ты сказал, что сам меня увидел…
Вдруг чувства всколыхнулись, теребя,
Заполонив сердечную обитель.

Заснежено застыли у мечты,
Склонив желанья в сторону надежды,
И захотелось просто теплоты,
Всё изменить – и стать не той, что прежде!

Пришла Любовь, нащупывая путь,
В одном дыханье силу обретая,
Увы, себя уже не обмануть –
Порой мне чудится, что я летаю!

Молчание готова целовать,
С тобой вдвоём – и воздух вознесённый!
Умеешь лаской ты короновать,
А взглядом трон придвинуть потаённый.

Напомнить ли о разнице в годах?..
И мысль об этом острой спичкой жжётся,
Какая сладость – млеть в твоих руках! –
По телу нежность тихой песней льётся.

Боюсь понять намеренье судьбы,
Пугаюсь мыслей смелых, сокровенных.
Что предпочесть: вся жизнь – алтарь борьбы?
Иль час Любви – в часовенке смятенных?

Вновь чувства полыхнули, теребя,
И вырвались к тебе в смущённом виде!
Скажу, храбрясь: я так люблю тебя!
Будь счастлив, если ты меня увидел!

ЗАХВАЧУ Я ТЕБЯ

Захвачу я тебя в свой пылающий мир,
Будешь пленницей – самой желанной!
Будут звёзды знобить, будет сладостный пир –
Приближая к мечте долгожданной.

Стал я пленник твоих золотистых кудрей,
Голубого и ясного взгляда,
Ты меня приголубь, пожалей и согрей,
Ведь бывает за смелость – награда!

Все преграды разрушу на нашем пути,
Разрублю кандалы и оковы,
Но в какой же шатёр мне тебя унести?
Нет шатра. И дворцы – не готовы.

А захочешь ли ты в шалаше ночевать –
Иль сбежишь в переливах заката?
Впору войско друзей в помощь мне созывать,
Помогите по дружбе, ребята!

…Для любимых своих мы построим шатры
В дорогих драгоценных каменьях,
Будем в сказках ночных и – до ранней поры
Наслаждаться в счастливых мгновеньях!

А ЕСЛИ…

М. С.

А если ночи будут без стихов?
А если утром я – без макияжа?
А если днём не будет пирогов?
А если вечером я хмура даже?!

А если потеряешь ты свой Дар,
Мне, людям помогать уже не сможешь?!
А если вдруг загасишь чувств пожар?
И если каждый вечер хмурый тоже?

А если постарею быстро я?
А если потолстею, подурнею?
А если сил не будет у меня?
Иль ничего добиться не сумею?

А если не смутишься, ложь бубня,
Скрываться будешь в мысли и секреты,
Обидишь словом – в серой скуке дня,
А если станут правилом – запреты?!

И что друг другу скажем мы тогда,
Когда так трудно дать ответ на «если»?
«Да» или «нет», скажи, «нет» или «да»?
Вновь одиночество? Иль будем вместе?

…Но Время тяжко тянется в года
И не торопится решать мгновеньем!
Дней, звёзд потухших стынет череда,
Печаля жизнь своим непроясненьем…

А ведь от нашего с тобой слиянья,
Быть может, разольётся в Мир сиянье?!

И вспышка Счастья от соединенья
Зажжёт повсюду ясность просветленья?

Да и, возможно, голограммы Света
Исполнят гимн душевного дуэта!

…Вновь в сердце тайные мечты воскресли!
Но ум бормочет разуму: «А если?!»…

О, ЕСЛИ ЗНАТЬ МОГЛА БЫ ТЫ!..

                 – Как я люблю всех женщин!

                                                          Ю. А.

О, если знать могла бы ты,
Как я люблю всех женщин в мире:
Неброской, яркой красоты,
Высоких, стройных, тоньше, шире!

Как я люблю их целовать –
Всё: губы, шею, грудь и плечи,
Лелеять, гладить, миловать –
И вновь мечтать о новой встрече!

Их волосы люблю сдувать
Со лба, рассыпав по подушке,
Люблю животик приласкать
И прикусить легонько ушки,

Спуститься нежно, замереть –
И, аромат ночи вдыхая,
Огнём Любви обнять, согреть,
Всё тело в ритме сотрясая.

И каждой клеточкой души
Она ответит благодарно,
Шепнёт тихонько: «Не спеши!» –
И улыбнётся светозарно –

Той дивной смелости своей,
Что рвётся к ласкам, пробудившим
Игру зеркал, одежд, теней,
И к чувствам – вовсе не застывшим!

Стон унесётся в Высоту,
Уймутся боль, тоска, тревога,
И, обретая Полноту,
Мы ощутим дыханье Бога!

Я весь – в томленье теплоты…
О, если знать могла бы ты!..

О ВОЗРОЖДЕНИЕ ДУШИ!

О возрождение души,
Когда не слушается тело,
Ты вторить сердцу не спеши!
Душа без тела – неумела.

Свободы внутренней шаги,
Храбрясь, к запретному свернули…
Но крохи сил – мечты враги,
Истаяв в теле, дух спугнули!

…Ты бодрости моей не ждал.
Вошёл, обнял огнём движений,
Ласкал, любовью возрождал…
О ренессанс прикосновений!

КАРНАВАЛЬНО

Я под это скопище мышц
Возражать не стану прилечь,
Рухни твердью огненной ниц
И не вздумай меня беречь!

Пусть задвижется карнавал
По центральной улице тел,
Он давно уже тосковал
В нетерпении – не у дел.

Пусть мятежной пройдёт толпой
Вседозволенных гулких чувств,
Будет слышен над тишиной
Под лопатками сладкий хруст.

Слышишь? – ритмов горячий стон,
Видишь? – слёзы плывут волной,
Звонкой Радости в унисон
Счастье плещется в пылкий зной.

Реет флагами шёпот слов,
Ввысь искрится шарами сласть,
И возносится в Мир Любовь,
Расплавляя на брызги страсть!

В упоенье высоких нот –
Ласки нежно стекают с плеч,
Карнавально душа поёт!
…И не вздумай меня беречь!

ДИСТАНЦИЯ ДРУГА

Объята сомнением – с долей испуга:
Как мне уберечь ту дистанцию друга,
Что дружбу и нежность сердец сохраняла,
В делах помогала, в беде – защищала?

Лишь только коснёшься – вмиг током пронзает,
В жар дух воспалённый волною бросает.
Твой взгляд согревает, как пух или вата,
Речь, тая в тепле, стала чуть глуховата…

Как сильно желанье прижаться, обняться
И, слившись, в мятежности чувств целоваться!
В душе разыгралась порывисто вьюга…
О, как уберечь мне дистанцию друга?!

ОН ВРОДЕ ЛЮБИТ

Он вроде любит, восхищаясь,
Честны намеренья его!
Сомненью, страху покоряясь:
«А вдруг не будет никого?!» –

Мы отвечаем: «Я согласна,
Куда угодно – за тобой!»,
Но мысли спутаны, неясны,
И небосвод – не голубой.

И неглубокие просветы
Играют тяжестью лучей…
Кого спросить: любовь ли это?
Иль – инстинктивный зов ночей?

Мужское – женское начало,
Где притянулись инь и ян,
Где разум страстью укачало,
А чувства – собственный обман?

Неискренность не замечая,
Поверив в то, что говорим,
Себя во лжи не уличая,
Мы дать согласие спешим,

Фальшиво прошептав, что любим.
Без доли трепета в крови
Его задумчиво голубим
И ждём Пришествия Любви!

Семья. В грехе родились дети –
Серьёзны, вспыльчивы, грустны,
Не верят ничему на свете,
Нет в доме солнышка, весны…

Болеют, укоряют взглядом.
Их мир Любовью не согрет.
Заевший быт. Нет счастья рядом.
От всех надежд простыл и след.

…Твержу, кричу в бравадах мнимых:
«Не искажайте Жизни Суть!
Детей рожайте от любимых,
Чтоб в душу Свет Любви вернуть!»

ЛЮБИТЬ НЕ СТЫДНО!

Любить не стыдно, слышите, не стыдно!
Не стану больше чувства объяснять!
Что ж! Пусть моя любовь вам очевидна –
Её уже не скрыть и не унять!

О да, грешить мне, право, не пристало,
Но я смеюсь упрёкам всякий раз!
Очнувшись, женственность моя восстала,
Не обнажая душу напоказ.

Примите Свет, уж коли он струится
Из глаз, из сердца гулкою волной,
Готова с вами счастьем поделиться,
А вы-то им поделитесь со мной?

Пожалуйста, свой ропот прекратите –
Он так немилостив, так некрасив!
И бесполезен! – лучше помогите,
У Неба позволенья попросив…

Но в спину вновь: «Позор!», «Срам!»,
                                  «Не солидно!» –
Так лживо, зло, завистливо, ехидно!
…А мне, представьте, вовсе не обидно!
Любить не стыдно, слышите, не стыдно!

АХ, У ТЕБЯ ЕСТЬ ЖЕНЩИНА!

Ах, у тебя есть женщина, мой милый?!
Она стройна, красива, молода?!
Не скрою: правда эта подкосила!..
Ну что ж! – жизнь неожиданна всегда!

Ты ей носил шампанское, конфеты,
Букеты роз охапками дарил,
Деньгами – украшенья, туалеты – 
По-царски и изысканно сорил!

По телефону – с жаром, словно другу,
О многом ей поведал, не таясь,
Но… не о том, как взяв меня за руку,
В глаза мои смотрел, в любви светясь!

Как слух ласкал красивыми речами,
Каким заботливым бывал со мной!
Как нежно обнимал меня ночами,
Назвав однажды самою родной.

…Я ничего доказывать не буду,
Ни сравнивать, ни что-то выяснять,
Лишь просто вся скреплюсь, одна побуду
И новости попробую принять.

По-прежнему, вновь стану наслаждаться,
Как голос твой призывностью звучит,
И всей душой решусь опять прижаться,
Ну… если дух в протест не закричит!

Какая гордость, коли сердце любит?!
И ваши чувства надо уважать!
Да, горько думать: там она голубит…
Воображенье трудно укрощать!

…Ни повода, ни виду, ни намёка – 
Мне б только сил – унять, утешить боль!
Что толку от ревнивого упрёка?!
Я главную свою сыграю роль!

КОГДА Я ДУМАЛ

Когда я думал про тебя,
В душе играл оркестр Любви,
В надежде чувства теребя,
Искал ответные – твои.

Когда я думал про тебя…

Когда смотрел я на тебя,
Пронзала трепетная дрожь,
Храбрясь и мыслями глупя,
Шептал бессмысленную ложь.

Когда смотрел я на тебя…

Когда я слушал голос твой,
Сгорал в звучанье нежных нот,
Свет разливал поток живой,
Даруя мне небесный плот.

Когда я слушал голос твой…

Когда коснулся я тебя,
Взорвался Мир и ослепил,
Какое счастье жить, любя,
Я полюбил, я полюбил!

Когда коснулся я тебя…

Когда ты стала мне женой,
И жизнь ускорили года,
Всё смыло пенною волной –
Любовь исчезла без следа…

Когда ты стала мне женой…

ВЧЕРА ОПЯТЬ

Вчера опять тебе сказала,
Что ты – бездушный, чёрствый пень!
…Себя сама же наказала:
Одна весь день. Одна – весь день!..

ТЫ САМЫЙ ОПЫТНЫЙ

Ты самый опытный из всех.
Чуть посмотрев, сказал: «Цунами!»
Да, я цунами! Как на грех –
Землетрясенье между нами!

КОЛЮЧИЙ ВЗГЛЯД

Колючий взгляд его очей,
И равнодушие ночей,
Вздор, незадумчивость речей –
Вся наша жизнь из мелочей.

И я – ничья, и он – ничей…

ЗНОЙ

Скольких женщин ты на свете
Тоже солнышком назвал!
Потому-то на планете
Аномальный зной стоял!

ЗАПУТАННОЕ

Запутанное – распутаю,
Закутанное – раскутаю,
Зарёванное – сотру…
И, как огурчик, – к утру!

ПОДВЕСКИ

Из камня лунного надену я подвески:
Капель мистичности, холодной тайны блески,

Прозрачность остывающих миров –
В голубизне чарующих даров.

Плывут в них чувств приливы и отливы,
И мысли притаились – молчаливы.

В осколках звёзд – играющие тени
И всплески искр стекающих мгновений.

Луна горит, каменья поджигая,
Закат палит, лучиться помогая.

Следы комет, златые блики ночи…
Моей души мерцающие клочья!

…Перед другим сниму твои подвески.
И потушу Луну – тебе в отместку!

НЕ ТО, НЕ ТО!

Не то, не то мы часто говорим,
Что чувствуем в глубоком подсознанье:
«Прочь!», «Ненавижу!» и «Прощай!» – кричим,
А может, в том любовное признанье?!

Когда гремим, а чем – всегда найдём!
И к взрывам прилагаем взлёт старанья,
И на уши поставлен целый дом – 
Так требуем обычного вниманья!

Когда обиженно бросаем взгляд
И судорожно вещи собираем,
На самом деле ждём: «Вернись назад!» –
В опасные – ох! – игрища играем!

И делаем не то, и говорим…
О Боже правый, ведь судьбу творим!

БЕЗЛЮБИЕ ВДВОЁМ

Безлюбие вдвоём равно насилью – 
Всё раздражает, мучает, гнетёт,
Не радует успех и изобилье,
Бесчувствие к бесчестности ведёт.

Нет жизни, так себе – существованье,
Страх потерять привычное, своё,
Привязанностей вязкость, прилипанье,
Страданий ядовитое зельё.

Наполненность житейского сосуда
Безверьем, безнадёжностью души.
И бьются мысли, сердце и… посуда,
И еле слышно зыбкое: «Реши!»

Решись на крах, на боль, на чей-то суд!
Ведь притекает лишь в пустой сосуд!

РАЗОШЛИСЬ…

Я ушла. Иль ты ушёл?.. Разошлись.
Жили-были мы. Вдруг – раз! – развелись.

Получилось бы у нас разлюбить
И одну судьбу на две – разделить.

Получилось бы раздор разобрать,
Что меж нас произошло – разгадать,

Не бояться раздвоить, раздробить,
Разлепиться, разлететься, разбить,

До конца родной клубок размотать,
Нить живую, расхрабрившись, размять,

Развязать все узелки, разглядеть,
И браниться, и страдать расхотеть,

Разговоры прекратить про разлад,
Разыграться, разгуляться в раскат,

Разом многое себе разрешить:
Разогнуться, расцвести, согрешить,

Разносолы, разодеться, раздать,
Разрумяниться, раскрыть, размышлять,

Разночувствие позволить себе!..
Ты – по верхней, я – по правой тропе.

…Мне б влюбиться снова – в Жизнь!
                                                Ты – влюбись!
Я ушла. И ты ушёл!
                                                Разошлись.

У ОБОЧИНЫ

На небе облака всклокочены…
Лежу, как провод обесточенный,
Весь рваный, талостью промоченный,
Снежинок колкостью простроченный,
Тупою болью замороченный,
У края жизни, у обочины…

ВСЁ БУДЕТ ПУТЁМ!

«Всё будет путём», – мне сказала подруга,
«Всё будет путём», – прошептала река.
Да только ослабла, повисла подпруга,
Что крепко держала меня за бока.

Ну что ж! Изловчившись, уздечку порвала,
Сама в пыль стряхнула поводья, седло,
Копытами сбрую, хомут растоптала,
И в этом запале меня понесло…

Повозка со скрипом в овраг улетела,
Оглобли сломались на щепки-дрова,
Дуга перегнулась, спиралью осела,
Под потом безумства прогнулась трава!..

Вернусь в ипподрома родные пенаты?! –
Была фаворитом и лидером я –
Рекорды, трибуны, услады, утраты…
Но нет! Осознала, в чём воля моя.

Никто в стремена свой сапог не просунет,
Никто не ударит вожжами на круп,
Никто вместо сена навоз не подсунет,
И всадник не будет умён или глуп.

Себе не позволю я вновь перековку
И связки порвать в лошадиных бегах,
Под крики и свист обойду в рокировке
Всех тех, у которых не выиграть страх.

О Боже! Как сладко нестись, хулиганя,
И, фыркнув на всё, не везти никого,
Табун рысаков озорно протараня,
В порыве свободы кричать: «И-го-го!»

…И путь увлечённо себе выбирая,
То спуск, поворот, то обрыв, то подъём,
«Всё будет путём!» – по пути вспоминая,
Бегу иноходным пьянящим путём.

ОСТРОТА ОЩУЩЕНИЙ

Острота ощущений, ау!
Где, сударыня, где потерялась?
Ты не слышишь, тебя я зову,
Неужели ты в детстве осталась?

Вроде в юности шла по пути,
Да и позже, бывало, случалась…
Как тебя отыскать? Где найти?
Может быть, просто так – задержалась?

Зацепилась за ветку беды,
Над бесчувственной бездной склонилась,
У болотца из мёртвой воды,
Перепутав, испить опустилась?

Заблудилась ли в чаще обид
Иль в реке суеты утонула,
Или прячешь унылый свой вид? – 
Ты ведь тоже немало хлебнула!

Я в слезах тебя хрипло зову,
Всё хочу испытать, что осталось!
Острота ощущений, ау!
Где, сударыня, где потерялась?!

КАКОЮ Я НАИВНОЮ БЫЛА!

Какою я наивною была,
Какою я наивною осталась!
От слов любви – душою ожила,
На притязанья – сердцем откликалась.

Ты так мне пел, что в счастье поплыла
И телефон пылал в твоём дыханье!..
Как вдруг – испуганно: «Моя пришла!»
И – быстрым шёпотом: «Всё, до свиданья!»

Иную радость жизнь преподнесла,
И ты, другой, молил меня о встрече!..
Вдруг – с монитора: «Жуть! Моя пришла!»
Экран потух. Боль плюхнулась на плечи.

…О нереальный виртуальный мир!
С тобой внимательней быть надо, строже!
К родным, друзьям стремимся мы в эфир,
А тут!.. Пожалуй, исповедь продолжу.

…Ты, третий, мне твердил, как тяжела
Твоя судьба, как холодно в ней, пусто…
Вдруг – всполошился: «Вах, моя пришла!»,
Враз рухнули надежды, да и чувства!

Четвёртый, ты стихи свои читал,
Светясь, мной восхищался неустанно!
Вдруг – охнул, съёжился, забормотал:
«Прости! Моя пришла! Так рано?! – странно!»

Ты, милый, – пятый – рвался целовать,
Звал: «Приезжай! Поймёшь, как обнимаю!»
Вдруг – в ужасе стал знаки подавать!..
Да-да, твоя пришла… Я понимаю.

Шестой, ты жадно взглядом раздевал –
Пока супруга с пуделем гуляла!
Вдруг – лаять начал, даже подвывал! –
Истошно пса, жену изображал! 
Твоя собачья роль так умиляла!

Седьмой… делился, как несчастлив ты!
Ругал себя, жену, страну и – Бога!
Вдруг – на родном… до слёз, до хрипоты:
«Mein Gott! Ach, meine Frau kam,[1] тревога!

…Со счёту сбившись, опыт обрела!
Звонишь? А мне – забавно и спокойно.
Как только вскрикнешь: «Чёрт, моя пришла!» –
Всласть отыграюсь! – щедро и достойно.

…Шучу. Не бойся. Всё! – кураж прошёл.
Совру: «Как вовремя! И мой пришёл!»

НЕДОСТУПНАЯ

«Недоступная, недоступная!» –
А я, может быть, баба блудная?!
Ну, а может, я просто скромница? –
Не решаюсь сама знакомиться!

Нелогичная, безрассудная,
Не сговорчиво-обоюдная!
Не молоденька – а удалая!
Из апрельского снега – талая.

Вся – в багульнике, в брызгах паводка!
Близ подснежников – нежность-ягодка!
Я – не глупая, не занудная,
В чувствах трепетных – бесприютная…

И, в пронзительном одиночестве,
Укрываюсь в своём Высочестве!

«Недоступная, недоступная!» –
А я, может быть, баба – чудная!

ПРИШЁЛ НЕЖДАННО

Пришел нежданно –
                 и в любви признался!
Хмелел от слов своих,
                 шутил, ласкался…

Потом вдруг стих
                 и как-то растерялся…
Поспешно в ночь ушёл –
                 ты не остался!..

Опять,
                 опять чего-то испугался!

ЖАЛОБА ПОПУТЧИЦЫ

Взгляд в зеркало: «Ну, истинно, красавица!
Такой уже – сама себя хочу!
Пойду на улицу. Как бы понравиться,
Чтоб – замуж?! Вот и бёдрами верчу!

Но мне навстречу движутся – «незрячие»!
И ни-че-го не смыслят в красоте!
Лишь вяжутся пьянь, старые, бродячие!
Глазеют на меня – совсем не те!

Ну сколько можно это всё терпеть?!
Не вечно ж мне – саму себя хотеть!»

      

КРУТАЯ ВОЛНА

Крутая волна набегает,
Кидает на берег меня,
Отсутствием ритма пугает,
Присутствием духа маня.

Я снова бросаюсь в объятья
Под пенную кромку воды,
Без разума и без понятья,
На грани страстей и – беды.

Восторг, ликованье победы!
В прыжке ускоряясь, плыву!
Ивао, Акиро и Кенты,
Я тоже на море живу!

Июнь здесь дождями изводит,
Но сладок свободы глоток!
Светясь, сибирячка выходит
На серый японский песок.

Кореец дрожит, побеждённый,
Открыл в изумлении рот,
Японец застыл, восхищённый!..
Очнётся и – замуж возьмёт!

ТВОЁ ВИНО

Твоё вино пью без тебя,
Мечту надеждой убеждая,
Вокруг сидят мои друзья,
Смеюсь, реву, молчу, болтаю.

Им говорю, что просто срыв,
Что я устала от событий,
А там, в душе, такой надрыв
От редких пряток и укрытий.

Не объяснить цены вина,
Где в каждой капле ты всплываешь!..
Я пью вино твоё одна –
Ты уж о нём не вспоминаешь.

Зачем его мне подарил? –
И без него в твоей я власти!
Хочу, чтоб здесь, со мной ты был –
Испить и вкус, и сладость счастья!

Познала в щедрости тебя:
К ногам моим ты море бросишь!
Глубинно, солнечно любя,
Ты ничего в ответ не просишь.

Истомой пылкою томясь,
Моя душа – к твоей стремится.
Как закалилась наша связь! –
Такому можно поразиться.

Она годами может ждать
Лишь одного прикосновенья,
Десятилетьями молчать –
В желанье пылкого мгновенья.

Всё ложь, что верность нам нужна,
Она почти не вдохновляет:
Привычкой зрелою полна,
Коварным бытом приземляет.

И кто сказал, что это грех,
Когда потоком радость хлещет,
Когда резвятся страсть и смех,
И ласка – ветром звёздным плещет.

…А за столом благодарят
Того, кто здесь вино оставил,
Слова душевно говорят:
Веселья, дескать, всем прибавил.

…Бокал стучится о бокал,
Сторонним звоном удручая,
Тоски взволнованный накал
Жжёт, бьётся в сердце! Я скучаю!

…И вдруг фонтаном брызг вина
Меня случайно обливают! –
Твоей души влилась волна,
И капли греют, обнимают.

И озадачена судьбой,
В любви и нежности пьянею.
Твоё вино я пью с тобой,
Одна – я просто не умею.

ЛЁД

Лёд чёрной мокрой лентой
           скорбит в висках дороги…
У важного клиента
           я не прошу подмоги.
Играю бурю страсти,
           цунами-сотрясенье,
Молюсь в животной власти
           на плахе потрясенья.
Стремленье опорочить
           в разливах пены жара,
И свежесть гнусной ночи                      
           жжёт запах перегара.
В крутую жадность кресла
           вся вдавлена, распята,
Здесь гордость неуместна,
           здесь ушлые ребята.
Меняются ролями
           под сальность пошлых криков,
Обмякшими телами
           сползают в рыке хрипов.
Вновь мучают, терзают
           в довольстве униженья
И слепо жизнь кромсают
           в духовном искаженье.
Кусаю губы в стонах
           под частое дыханье,
Качаются в иконах
           просветы Мирозданья.
Терплю. Зло зреет в сердце.
           Пронзает острой болью.
Когда ж откроют дверцы
           и выпустят на волю?
Но похоть услаждает
           ещё один верзила…
За зверством наблюдает
           хозяин лимузина.
Ликуя, подвывает,
           юродствуя, гогочет.
Себя разогревая,
мне льстивый бред бормочет.
Я знаю: после оргий
           придёт, склонясь повинно,
И, завершая торги,
           пронзит меня пчелино.
Лоск, жало потеряет,
           всё высосав до донца,
Заплатит – не обманет,
           О, эта грязь червонца!
…Как в эту передрягу
           я, глупая, попала?
Искала бал, карету,
           о принце так мечтала!
Но то, что происходит, –
           не выдумка, не шутка…
Кричу – и страх уходит:
           «Нет!!! Я не проститутка…»

Как вырваться из терний,
           из жутких пыток ада?!

Подобных приключений –
           за золото не надо!
…Смогу ли вновь поверить,
           что будет светлый вечер,
С возлюбленным в постели
           зажгутся счастья свечи?!
Что встречу нежность, ласку,
           любовь и упоенье?
Я в Мир пришла для сказки,
           а не для ублаженья!
И в низости момента
           всё ж не прошу подмоги!
Лёд чёрной мокрой лентой
           скорбит в висках дороги… [2]

ВЫНОСИЛА

Выносила мусор из квартиры,
Выносила вещи из вагона,
Выносила выпады сатиры,
Выносила спесь, надменность тона.
Выносила милостыню нищим,
Выносила ногу перед гордым,
Выносила ужас пепелища,
Выносила каверзы Природы.

Выносила значимость из корня,
Выносила лишнее за скобки,
Выносила прошлое – сегодня,
Выносила вкус пустой похлёбки.

Выносила бедность, безразличье,
Выносила лютый холод, злобу,
Выносила мерзость, неприличье…
Выносила мужнину зазнобу!

Выносила чью-то похоть, пьянство,
Выносила опыт и уроки,
Выносила ложь, непостоянство,
Выносила слабости, пороки.

Выносила свой вердикт убийцам,
Выносила благодарность – лучшим,
Выносила запахи и лица,
Выносила Свет Любви – заблудшим.

Выносила тяжкие заботы,
Вы́носила дитяток под сердцем,
Выносила роды и уходы –
Выносила стук закрытой дверцы!..

Выносила согрешенья муку,
Выносила зависть, дилетантство,
Выносила долгую разлуку,
Выносила стыд за государство!

Выносила близких скорбно в Вечность,
Выносила горечь и утраты,
Выносила боль, бесчеловечность,
Выносила судьбы, роли, даты.

Выносила, столько выносила –
Несгибаемо, неотразимо!
ВЫть хотелось, НО вливалась СИЛА!
Только это всё – невыразимо!

И порою – так невыносимо! Выносила.

СЕМЬЯ

Спасение нам всем – семья.

Она и слёзы вытирает,
И добрым словом ободряет,
Теплом приветно окружает,
В дорогу грустно провожает
И встретит на пороге дня – 
Неугомонного меня.

Спасение нам всем – семья.

Не та – которая терзает
Неверием, в беде бросает,
Надежды слепо сокрушает,
Сознание не возвышает,
Гнёт, незаслуженно виня,
Ещё нестойкого меня.
Спасение нам всем – семья.

Она и хвалит, и ругает,
Чем может – дружно помогает,
Обиды горькие прощает,
Стол накрывает, угощает
И сбережёт, в любви храня –
Незащищённого меня.

Спасение нам всем – семья.

Не та – что силу умаляет,
Талант раскрыть не позволяет,
В больное – едко уязвляет,
Тиранит, треплет, огрубляет
И пьёт, за всё подряд браня –
Опустошённого меня.

Спасение нам всем – семья.

Не та – где каждый за себя,
Где лгу, виню, страдаю я,
А та – где дух, мечтой маня,
Душа, свободою пьяня, –
Горят, ликуя и звеня,
Где вдохновляют жить меня!

Спасение моё – семья.

 

ДОЧЕНЬКА

Доченька, осеннею порою
Мечется озябшая листва,
Кажется нелепою игрою
Осыпанье чувств и дум – в слова.

Разве описать любовь словами?!
Можно ль нежность – словом передать?
Стелется в моём душевном храме
Тихой радости седая гладь.

Ластятся невидимые строки
Тёплой благодарностью к тебе…
Вместе извлекали мы уроки,
Проходя по мстительной судьбе.

Высятся года воспоминаний,
Высветив, возвысив нашу роль!
Мы в духовном трепете исканий
Мудрость постигали через боль…

Оберечь тебя бы от страданий,
От невзгод нежданных оградить,
И, как в детстве, в сладости касаний,
На свои колени усадить.

Песенку тебе напеть негромко,
Покачать задумчиво слегка…
Да, бывало в сердце хрупко, ломко:
Грёз и страхов лёд, и слёз – река.

Мы с тобой в пространстве пониманья,
В льющейся заботливости дней,
Ты всё краше, статнее в сиянье
Материнской гордости моей.

Светятся две ауры, два света
В дружбе верной, в близости, в родстве,
Я – тобою, мною – ты согрета
В зрелой, прелой жизненной листве.

Доченька, в надежде, в светлой вере
Сбереги мгновения свои!
Пусть тебе сполна, в злачёной мере,
Бог воздаст и Счастья, и Любви!

СЫНОЧКА

Сыночка, сынулечка родимый,
Отпусти её в добре души!..
Светозарный и неозаримый
Свет Любви обидой не туши!

Он прольётся радостно и тонко,
Влившись в тело, чувства и слова,
С сердца ниспадёт больная плёнка,
И болеть не будет голова.

Ну не доросла она до Выси –
Назначенье Женщины нести:
Без детей?! Карьера?! – эти мысли
Ты ей с Божьей Помощью прости!

Женщина – в том слове щи горячи,
Верности и ласковости сень,
Вдумайся поглубже, чуть иначе, –
Корень Жизни! – благостный женьшень.

Ты доверься Светлому Потоку,
Освежись, обдумай, осмотрись,
Обратись к Пречистому Истоку,
С новой силой в Счастье соберись!

ГОВОРИЛА МАМА

Говорила мама мне с улыбкой:
«Семьдесят – а будто двадцать лет!
Факт – душа ещё осталась пылкой,
Молодой – да ей износу нет!

Видно, только тело и стареет…
Объясняла ж нам когда-то мать,
Что душа с годами хоть и зреет,
Возраст – не желает принимать!»
Слушала я маму между делом.
О душе? – о чём это она?!
О каких-таких проблемах с телом?..
А теперь сама изумлена!

Вроде только завтра всё начнётся!
Это бы да то ещё успеть!..
Зеркало предательски смеётся,
Дескать: «Не хотите ль посмотреть?!»

А ещё – нога вслед волочится,
И грызёт ехидно боль в спине,
Чувства – не хотят разгорячиться,
И очки – мешают видеть мне!

…Ни любить, ни жить я не устала,
Только – что-то грустно иногда!..
Говорю, бодрясь, себе удало:
«Как, душа моя, ты молода!»

Сыновьям своим скажу, как мама:
«Седина – а будто двадцать лет!»
Посмотрю в глаза спокойно, прямо:
«У души не возраст важен – Свет!»

В ПОДНЕБЕСЬЕ

Ох, что творится в Поднебесье! –
Сумятица: то свет, то тьма!
Война – и свадьбы, слёзы – песни,
Стихий природных кутерьма!

Всё спуталось, перемешалось:
Ложь – правда, пошлость – красота,
Во многих душах не осталось,
Увы, святого – пустота!

…То щедрое благословенье
С небес нисходит в нашу Жизнь,
И разом светлое мгновенье
Усиливает оптимизм!

То вдруг заслуженная кара
Разит нас громом и огнём!
И от нежданного удара
Мы падаем и… сами бьём!

Переплетаются, как корни,
Гордыня, алчность и – беда,
Дух пал в невежественной бойне…
Ад рвётся в Мир к нам – навсегда!

И объявляет кровожадно
Полномасштабную войну!
Ну, а персонами нон-грата –
Всю Землю и… мою страну!

Зло красит облик в упоенье
Под благовидность и добро,
Добро ж порой в бесцветной сени
Так незаметно, – как стекло!

Что ж, смешано, но разделимо:
Где истина, а где – искус,
Всё в этой каше различимо:
Где плевел сор, где зёрен вкус.

И эта житница мирская
В мольбе стремится к Небу вновь,
Чтоб, в стеблях соком истекая,
Любой ценой вернуть Любовь!

НЕ БОЯСЬ, О ЧУВСТВАХ ГОВОРИТЕ!

Не боясь, о чувствах говорите:
Сыну – что вы любите его,
Взглядом и доверьем подбодрите,
Помолившись молча за него.

Говорите, что он самый умный,
Мудрый, сильный, смелый – и родной.
Если что-то сделал неразумно,
Выплеснитесь доброю волной.

Говорите дочери о чувствах,
Как она красива и нежна,
Как умела в жизни и в искусствах –
Ей ведь так уверенность нужна!

Говорите другу – не в обиде! –
Лишь о том, что вы огорчены,
Что в нежданной слов и дел корриде
Красным цветом бед омрачены.

О любви любимому скажите,
Не стесняясь, в сладостной тоске,
Свой пожар сердечный не тушите –
Пусть плывёт в пылающем мазке.

Не скрывайте, что вам стало больно,
Плохо, вдруг тревожно, тяжело…
Смущены вы или недовольны –
Говорите просто и тепло.

Поделитесь, если льётся радость,
Тихий свет, блаженство через край,
Ведь кому-то счастья не досталось:
Редко и не всем ниспослан рай.

Не боясь, проговорите чувства!
Вот уж сын душой вас подбодрил.
Дочь так помогла во всём искусно!
Друг прощенья, каясь, попросил.

А любимый, в отсвете пожара,
Стал смелей, ликуя и гордясь,
Красотой всего земного шара
Вспыхнула Божественная Связь!

Что на сердце – лучше не таите,
Злость, занозы в ранах – не копите.
Пусть наивно честным быть – рискните:
Не боясь, о чувствах говорите!

ЖИЗНЬ – РАДОСТЬ И ЛЮБОВЬ

И белый снег, и чуть голубоватый
Сияет в свете звёзд волшебной ватой.

Сугробами прикрытые деревья
Раскинули бесстыдно, голо перья.

А нежно белоснежные берёзы
Отдались вдруг бесчувственно морозу!
Невинная пора. Тишь – непривычна.
Как будто все друг другу безразличны.

Как будто все задумались на время:
Что эта Жизнь? – безумство? благо? бремя?

Зачем мы здесь – в Чистилище Вселенной?
…Чтоб чистой стать, как снег, Душе нетленной,

От всех грехов и пут освободиться,
Со-чувствовать и слышать научиться,

Чтоб созерцать, любить, преображаться
И Замыслом Господним любоваться,

Его осмыслив, сердцем вдохновиться,
В со-творчестве святом соединиться,

Игрой исканий Духа наслаждаться,
Энергиями Слова заряжаться,

В бесстрастье, в молчаливом покаянье
Себе позволить смех и ликованье.

…Свалилась в небо, в снег, в снежинок талость.
Жизнь – Радость и Любовь, Любовь и Радость!

Я – ЖЕНЩИНА-ПРАЗДНИК

«Я – женщина-праздник», –
                              сказала подруга.
Вторая вздохнула:
                   «Мы стоим друг друга.
Ты думаешь, зря там, где я, –
                                     много смеха?
Всем в жизнь приношу
                      плодовитость успеха!»
Промолвила третья:
               «Я – женщина-снежность –
Сверканье, полёт, чистота
                               и безбрежность».

Подруги хвалились:
              успех, праздник, снежность!
…Вчера ты назвал меня:
  «Женщина-нежность».
…Сегодня, испив свою чашу
                                         до донышка,
Шепнул, улыбаясь мне:
                      «Женщина-солнышко».
       
Когда чьим-то Светом, Любовью увенчаны,
О Боже, какие мы дивные женщины!

Сладкие женщины,
      Знойные женщины,
             Храбрые женщины,
                 Сильные женщины,
                        Слабые женщины…
                                    Страстные…

А если нам Счастье и Верность обещаны,
Мы в Радости таем – наивные женщины!

О, ОТЧУЖДЕНИЕ ЗЕМНОЕ!

 

О, отчуждение земное!
Переживаю я за это.
Всё было общее, родное,
Теперь – раскол всему примета.

На части света, государства,
На взгляды, нравы раздробились!
Идёт война. Зло и лукавство
Коварно в душах приютились.

Уж не хотим делиться хлебом,
Из родников – живой водою!..
Но как же жить тогда под Небом,
Коль всё наполнено бедою?!

Промыть бы наши мысли, чувства
Во всех углах земного плана,
Чтоб новых помыслов искусство
Для нас бы не было так странно!

Без денег, что всего причина,
Без чёрной зависти, коварства,
В порыве общего почина
Посметь создать здесь Божье Царство!
Испить небес седую млечность,
Как молоко мы пьём парное,
И осознать душою Вечность,
Где ВСЁ ЕДИНО и… родное!

О, если б Времени земному
Нам выбрать новую примету,
Всмотреться в Жизнь чуть по-иному:

ЛЮБОВЬ ИДЁТ ПО БЕЛУ СВЕТУ!

2020

МОИМ ДРУЗЬЯМ,

                    МОИМ ПОДРУГАМ!

 

Пишу вам нежное письмо.
Прекрасно, что любить друг друга
Нам, видно, свыше суждено.

Что в этой жизни быстротечной
Есть место дружбе и теплу,
Поддержке смелой и сердечной,
Когда без дела плохо злу.

Когда под вздохи изумленья
Так изворотливо, черно
Вершится тяжкое глумленье –
И удивляется само!..

И понимаешь: как ни странно –
Ты духом всё ещё жива,
И хоть с Небес не сыплет манна,
Есть ваши добрые слова.

Есть светлые прикосновенья,
Лучистость и сиянье глаз,
Есть общность дел, мечты стремленья,
В Любви рождённые для нас.

Мои душевные порывы
На радость людям вы несли,
Прощали мне ошибки, срывы,
Всё помогали, как могли.

…Жизнь сводит и разводит судьбы,
Чего-то вяжет, рвёт, плетёт,
Нам в тайну Смысла заглянуть бы,
Ответ, быть может, Мир спасёт.

И как бы нас ни разбросало,
За всех я Господа молю,
Чтоб сердце биться не устало!..
Благодарю!
                      Люблю!
                                     Люблю!

                                      Ваша Любовь Гибадуллина


[1] Боже мой! Ах, моя жена пришла (нем.).

[2] Тема стихотворения навеяна книгой П. Коэльо «Одиннадцать минут» и итальянским художественным фильмом «Спрут».