Так и мы улетали

Так и мы улетали…
Ильдар Гибадуллин, сын

Так и мы улетали
В горячую исповедь солнца,
В необъятную чашу
Убогих – у Бога! – вершин.
В упоенье мечтали,
Влипая глазами в оконца,
Постигать участь нашу –
Как с Миром ты этим един.

…Катманду позади,
Самолётик трясёт и кидает,
Поражают обзоры,
Дрожь в пятках ехидно зудит!
Молишь: «Друг, посади!..»,
Пропасть зябко, лукаво зияет,
Ищет сердце опоры,
И в Луклу затейлив кульбит.

…Мама, веришь в меня?
Я стоял на ладонях Господних
И смотрел пред собой –
В наивысшую точку Земли,
В остриё Бытия –
В окружении всех преисподних,
Где над шаткой судьбой
Дерзко ангелы цель вознесли!

Там не волнами горы,
Там айсберги в Небо вонзились! –
В поисколотых гранях,
В продутых ветрами боках.
И, грозя приговором,
Лавины вокруг затаились –
В скально-сбившихся тканях,
В нависших с высот ледниках.

…Вспоминаю ребят,
Как в пути изумлялись мы шерпам –
Их недюжинной силе,
Сноровке и редким словам.
И друг другу стократ
Говорили глазами: «Потерпим!»,
И смеялись – не ныли! –
Своим измождённым телам.

Был и трепет, и страх,
Вдоволь кровь измывалась над нами,
И куражился пик,
Нам запутав проказами путь.
Всё же в дивных лучах
Показался он меж облаками!
И прекраснейший миг
Мы боялись как птицу спугнуть!

Мама, я не забуду
Настойчивый шаг восхождений,
Красоту, грандиозность
Хребтов и крылатость долин,
Мыслей скомканных груду,
Опасность видений, движений!..
Где, вобрав смертоносность,
Коварно молчал Исполин.

Не забыть никогда,
Как парила душа, расширяясь,
В первозданной свободе,
Впадая в дикарский восторг!
Чувств высоких гряда
Замирала, росла, вдохновляясь!
…На вершинах не в моде
За жизнь – ни молитвы, ни торг.

Тишиною окрест,
Глубиной истекало Пространство,
Гребни, склоны, цветы,
Тропы разных надежд и времён…
…Бередит Эверест,
Вновь зовёт в своё гордое царство,
Где у зыбкой черты
Ты теперь им навек покорён!

© Гибадуллина Л.В., 2018
Фото: © Ильдар Гибадуллин