Воздушный океан – просторы,
И воздух чист и разрежён.
Как волны, плещут к небу горы,
Которыми заворожён.

И горных духов наблюденье
Ты чувствуешь со всех сторон.
И, исключая все паденья,
Плывёшь на свой небесный трон.

Вершина призрачно сияет,
Что там – на ней и что – за ней?
Стихия тело растворяет,
И цель становится ясней.

И целой жизни восхожденье
От первозданности земной
Творит духовное рожденье,
Происходящее со мной.

© Гибадуллина Л.В.
Фото: © Ильдар Гибадуллин

Я ходила на Шумак
                               ножками,
Кашу ела у костра
                               ложками.
Не попала там впросак –
                               в слабости,
Столько встретила добра,
                               радости!
Знаки Божьего тепла
                               видела,
Сколько сил, Любви нашла –
                               выпила!
И влюбилась в этот Край
                               Благости!
Так, быть может, счастье, рай –
                               в малости?!

© Гибадуллина Л.В., 2001

Грохочет в солнечных потоках,
В ледовых брызгах камнепад.
Там кто-то, в небесах далёких,
Своим проказам дерзким рад!

Похохотал лавиной снежной,
Вершину в шутку надломил
И глыбой, шаткой и мятежной,
Со смехом путь загородил.

Инстинкты к горлу подступают,
И страхи давишь на ходу,
А горы медленно сжимают
В тиски – у Бога на виду.

В висках колотится дыханье,
И влага липнет на губах,
Вдруг обостряется сознанье
И не нуждается в словах.

Качает, кружит, поднимает
Земной безбрежный океан.
И мысль беззвучно набегает,
Что жизнь – иллюзия, обман.

И собственного духа горны
Ты слышишь в каменной дали.
И понимаешь: горы – волны
Живой вседышащей земли.

© Гибадуллина Л.В., 2001
Фото: © Ильдар Гибадуллин

Восходителям

Идём. И каждый шаг под снегом,
Как будто скалы – на ногах,
А впереди, на гребне пегом,
Торопит утро – всё в стихах.

Иллюзии туманят взоры,
Галлюцинации плывут,
Балуются, бунтуют горы,
Свистят, гудят, гремят, зовут.

И тело в снеге утопает,
Нельзя стоять, нельзя упасть.
Ехидно пропасть наступает,
Как жадная земная пасть.

Слепит глаза чужое царство,
Знобит призывной высотой,
Повсюду чувствуешь коварство,
И воздух пахнет пустотой.

Мозги в просвете держишь волей,
Страх гонишь – он опять пленит.
И смелой, дерзкой ясной долей
Ввысь восьмитысячник манит.

Не покоряешь – просто просишь
Впустить – на пике погостить,
Всю жизнь свою ему подносишь
За шанс надежду утолить.

Острит вершина планы, нервы,
Клокочет и взмывает кровь.
Кто будет в этом мире первый,
Кому она отдаст Любовь?!..

Порой и сам не понимаешь,
К чему стремишься? И, бранясь,
Зачем молитвенно шагаешь
В хмельную Божью Ипостась?

© Гибадуллина Л.В., 2001
Фото: © Ильдар Гибадуллин

Так и мы улетали…
Ильдар Гибадуллин, сын

Так и мы улетали
В горячую исповедь солнца,
В необъятную чашу
Убогих – у Бога! – вершин.
В упоенье мечтали,
Влипая глазами в оконца,
Постигать участь нашу –
Как с Миром ты этим един.

…Катманду позади,
Самолётик трясёт и кидает,
Поражают обзоры,
Дрожь в пятках ехидно зудит!
Молишь: «Друг, посади!..»,
Пропасть зябко, лукаво зияет,
Ищет сердце опоры,
И в Луклу затейлив кульбит.

…Мама, веришь в меня?
Я стоял на ладонях Господних
И смотрел пред собой –
В наивысшую точку Земли,
В остриё Бытия –
В окружении всех преисподних,
Где над шаткой судьбой
Дерзко ангелы цель вознесли!

Там не волнами горы,
Там айсберги в Небо вонзились! –
В поисколотых гранях,
В продутых ветрами боках.
И, грозя приговором,
Лавины вокруг затаились –
В скально-сбившихся тканях,
В нависших с высот ледниках.

…Вспоминаю ребят,
Как в пути изумлялись мы шерпам –
Их недюжинной силе,
Сноровке и редким словам.
И друг другу стократ
Говорили глазами: «Потерпим!»,
И смеялись – не ныли! –
Своим измождённым телам.

Был и трепет, и страх,
Вдоволь кровь измывалась над нами,
И куражился пик,
Нам запутав проказами путь.
Всё же в дивных лучах
Показался он меж облаками!
И прекраснейший миг
Мы боялись как птицу спугнуть!

Мама, я не забуду
Настойчивый шаг восхождений,
Красоту, грандиозность
Хребтов и крылатость долин,
Мыслей скомканных груду,
Опасность видений, движений!..
Где, вобрав смертоносность,
Коварно молчал Исполин.

Не забыть никогда,
Как парила душа, расширяясь,
В первозданной свободе,
Впадая в дикарский восторг!
Чувств высоких гряда
Замирала, росла, вдохновляясь!
…На вершинах не в моде
За жизнь – ни молитвы, ни торг.

Тишиною окрест,
Глубиной истекало Пространство,
Гребни, склоны, цветы,
Тропы разных надежд и времён…
…Бередит Эверест,
Вновь зовёт в своё гордое царство,
Где у зыбкой черты
Ты теперь им навек покорён!

© Гибадуллина Л.В., 2018
Фото: © Ильдар Гибадуллин

Ковёр степей передо мной
Гостеприимно развернулся,
И небосвод голубизной
Широкооко распахнулся.

Орёл парит: неужто Сам
Хозяин этих мест приветил?!
Вдали луч солнца по лесам
Скользит, сверкает – ярок, светел.

Он греет стылый строй гольцов,
Удерживая мощь накала, –
Слепит вершины гордецов!
Пронзает смело глубь Байкала.

Чудит в купели ледяной,
Блистая в свежести прозрачной,
Смущает страстью неземной,
Цветёт – палитрой многозначной.

…Разбередил желанья волн –
Затрепетали нежной пеной…
В Любви, весь пылким чувством полн,
Накрыл их сенью вожделенной!..

И вдруг – всплеск, вспышка! – хлынул дождь
Из тысяч нитей золотистых,
Заколотилось сердце в дрожь
От игр – затейливо-лучистых!

Как будто Кто-то свыше там
Решил расшить стежками воздух
К величественным торжествам,
Где юбиляр – Ольхон – наш остров.

И – в переливах световых –
Огни, как стрелы, мчатся в воду,
Горят в полотнищах живых,
Заполонив вокруг Природу.

Да-да, без капельки воды (!)
Живыми брызгами слетают,
Так, словно, золота пуды
В пучину боги рассыпают!

Искрятся в блеске Красоты,
Льнут, льются в лёгкие потоки,
Весь Мир чаруя с высоты,
Лаская взгляд мой, душу, строки.

…Неужто это для меня
Невидимое приоткрылось?!
Пространство Света и Огня
Причастьем к тайнам проявилось!..

Да, это только для меня! –
Причуды Света и Огня.

…И я делюсь! – дарами дня.

© Гибадуллина Л.В., 2019

Комментарии

  1. Татьяна
    Степь. Ширь. Ночь. Тишь. Подай же голос свой Кто жив ещё, а кто навеки смолк? Всяк недоделанный, услышь мой волчий вой Я на охоту выхожу! Я волк!

Стоим перед НИМ лилипутами –
В тревожной напуганной мгле,
Угрюмостью страхов опутаны
На маленькой нашей Земле.

На махонькой, нами растерзанной,
Измученной болью и злом!
Ну, вот и случился в ней – преданной
Душе – непрощенья излом.

Торнадо и землетрясения,
Огонь, наводнения, смог,
Под стонов набат, в потрясении
Уходит она из-под ног…

И злится!.. Уж нету терпения,
Пора объяснить: кто есть КТО!
И молится – в дрожи волнения,
И любит нас всех, как никто!

…И тут, под сердитость Вселенскую,
Вдруг ОН перед нами возник,
Игрой – то ли взрослой, то ль детскою –
Драконом к нам в судьбы проник!

Как люто, азартно, стремительно
Вошёл в поднебесный наш Мир,
Неведомо и повелительно,
Напомнив про жуткий тот пир!..

Ну что ж! Осознаем событие,
Уроки познав в Тишине…
Уже не спасут нас укрытия,
Не скрыться во сне иль – в вине!

…А что, если я, словно храбрая,
На трон ЕГО сесть попрошу,
И ярая, духом не хлябая,
О целях его расспрошу?!

И буду вытягивать честностью
И хитростью, что жаждет ОН,
Зачем держит нас в неизвестности
И «слуг» притащил легион?

Итак, как задумано – сделано!
Дракон. Трон. И наш диалог.
Словесной соломки постелено
Немало, чтоб верить мне смог!

…Я тайного много услышала,
Впилось в ум занозой одно:
«Чтоб всё ж человечество выжило,
Пусть люди изведают ДНО!»

Но главное, главное, главное
Просила ЕГО я назвать! –
То самое – полноправное,
Чтоб взялся Корону ОН снять!

Ждала или код, иль условие,
Желание сердца ЕГО,
Искала в глазах, в малословии
ЕГО доброты рождество!

И вот ОН размяк во свирепости,
Расслабился в ритмах моих,
В своей большегрузной нелепости…
И вдруг улыбнулся, притих!

И молвил, подумав: «О Женщина,
Скажу! Передай всем Пароль,
В котором вам Богом завещана
Важнейшая в Космосе Роль!

Дыхну во всю пасть я горячую:
Гордыню мне б с каждого сжечь!
Разжечь ваши души незрячие,
Чтоб Землю, Жизнь стали беречь!

Запомните, гордые, алчные!
Отбросьте всех стран разнословь!
Бездумно-жестокие, мрачные,
Пароль ваш: Мир, Свет и Любовь!

И знайте, «великодержавные»,
Тщеславные и своенравные!
Имейте-ка вот что в виду:
Когда лишь поймёте, бесславные,
Что вы для Природы – бесправные,
Корону сниму и – уйду!

© Гибадуллина Л.В.

 
 
 

И опять посыпал снег пеленой!
Март озяб и в Мир дохнул – не весной.

И Апрель умерил шаг светлый свой:
«Я спешил, но в зиму я – ни ногой!»

Растерялись все деревья вокруг:
«Ах, у нас сегодня общий испуг!

Только почки собирались раскрыть…
Эх, да что теперь про план говорить!»

Приумолкли птицы враз во дворе:
Нет желанья петь о снежной поре.

Час затишья, час раздумья настал.
Сыпал снег: ждать смены года не стал!

…Выйду в белое пространство гулять,
Пух снежинок целовать-миловать.

И от радости, что вся в белизне,
Запущу, смеясь, снежок по весне!

© Гибадуллина Л.В.

Гляну-ка в года: они как месиво!
Разберусь: а есть ли в них поэзия?

Детство, юность, цель, диплом, профессия…
Суета сует – а не поэзия!

Комсомол, любовь, семья, экспрессия –
Больше стихоплётство, чем поэзия.

… Было всё: депрессия, агрессия,
Счастье, доброта – но не поэзия.

Заносило даже в мракобесие!
Далеко в нём как-то от поэзии…

Но в судьбе случилась и прогрессия:
Чувствовать вдруг стала – где поэзия!

И теперь смотрю на жизнь я весело:
Вот бы сделать всю её поэзией!

Дом, еда, одежда, мыслей лезвия…
Пусть всё превращается в поэзию!

Главное – добиться равновесия,
Ведь гармония – и есть поэзия.

А потом – по звуку, ноте, бусинке
Растворю Поэзию я в Музыке!..

© Гибадуллина Л.В.